Современные технологии омоложения в Уфе

Тел.: 8-917-499-5484, 8-960-804-5745

Подробнее

Натуральные продукты для вашего долголетия

Тел.: 8-917-499-5484, 8-960-804-5745

Подробнее

Трихорост

Главная » Каталог товаров » КометологиЯ » Трихорост - для лечения облысения

В состав входят:

* Соединения цинка, селена, железа, меди, кальция, хрома, йода, марганца, кремния.

* СО-пальметто (экстракт пальмы сереноа).

* Гиалуроновая кислота (низкомолекулярная).

* Пептиды для роста волос.

* Витамины группы В.

* Бета-ситостерол.

* Прокератин.

* Аргинин.

* Витамин Е.

* L-лизин.

* Пролин.

* Цитруллин.

* Биотин.

* Пантенол.

Показания:

Translate

Предназначен для лечения облысения, повышенного выпадения волос и для интенсивного роста волос для мужчин и для женщин.

Translate

ТРИХОРОСТ — является эффективным комплексным препаратом лечения всех видов облысения у мужчин и женщин.

Описание:

ТРИХОРОСТ

Новый подход к стимуляции регенеративного потенциала волос. Предназначен для лечения облысения, повышенного выпадения волос и для интенсивного роста волос для мужчин и для женщин.

Соcтав:

— диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат;

— пептиды для роста волос;

— соединения цинка, селена, железа, меди, кальция, хрома, йода, марганца, кремния;

— витамины группы В;

— витамин Е;

— бета-ситостерол;

— СО-пальметто (экстракт пальмы сереноа);

— прокератин;

— L-лизин;

— пролин;

— индол-3-карбинол;

— аргинин;

— цитруллин;

— биотин;

— пантенол;

— гиалуроновая кислота (низкомолекулярная).

Диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат – новый потрясающий эффективный компонент против облысения всех видов у мужчин и у женщин.

Механизм, побуждающий волосяные фолликулы циклически генерировать волосяное волокно, остается загадкой. Некоторые авторы полагают, что дирижера, регулирующего хореографию жизненных циклов волосяного фолликула, в природе не существует, и волосы растут в соответствии со своими стохастическими законами. Надо признать, что в настоящее время волосяной фолликул оказался не таким простым и понятным органом, как считалось ранее.

Волосяной фолликул претерпевает циклические периоды регенерации (анаген), между которыми проходят последовательные стадии дегенерации (катаген) и отдыха (телоген).

В ходе фазы анагена волос растет со скоростью около 0,3 мм в сутки.

Продолжительность данной фазы различается в зависимости от конкретного волосяного фолликула: она может длиться от 1 года до 10 лет (в среднем 3-4 года). В ходе фазы катагена волосяной фолликул прекращает синтез клеток и смещается ближе к поверхности кожи головы. Это короткая фаза, продолжающаяся 2-3 недели. Фаза телогена состоит из двух фаз – фазы экзогенна, в ходе которой волос выпадает, и фазы кеногена, во время которой волосяная луковица остается пустой. По окончании данной фазы волос переходит в фазу покоя на 2-5 месяцев.

В ходе фазы телогена запускается регенерация волосяного фолликула и наступает фаза неогена. В наступающей новой фазе анагена волосяной фолликул снова опускается на исходную позицию и стартует фаза роста – так начинается повторный цикл.

Неоднократная регрессия и самовосстановление волосяного фолликула в течение жизни организма предполагает наличие свойств, характерных для тканевых стволовых клеток. Стволовые клетки входят в состав малых клеточных популяций и являются исходными элементами, образующими разные типы клеток и тканей в эмбриональном периоде и постнатальном онтогенезе. Основной характеристикой стволовых клеток является их способность к самообновлению и возможности дифференцироваться в несколько типов клеток разных органов.

Взрослые стволовые клетки участвуют в поддержании тканевого гомеостаза и заживления ран. На основании тщательного морфологического исследования тканей скальпа при разных патологиях волос ученые пришли к выводу, что основная зона генерации стволовых клеток волосяного фолликула находится в зоне bulge, или «выпуклости».

Клинические наблюдения демонстрировали, что повреждение клеток в зоне «выпуклости» — небольшой участок наружной оболочки корня волосяного фолликула, ограниченном устьем протока сальной железы сверху и местом прикрепления m. erector pili снизу, являющейся маркером основания неменяющейся (постоянной) части волосяного фолликула, ведут к его необратимым изменениям, делая невозможным сохранение тканевого гомеостаза и, соответственно, дальнейшее функционирование органа.

Двухступенчатый механизм активации волосяного фолликула. «Выпуклость» визуально обнаруживается в разные фазы цикла развития волоса как биохимически и морфологически определяемый компартмент (реакционные пространства). В фазе покоя между клетками «выпуклости», развивающимися медленными циклами, и клетками сосочка дермы наблюдается небольшое скопление клеток, называемыми герминативными клетками или волосяным зародышем.

Лучше всего волосяной зародыш обнаруживается в фазу телогена, когда он существует как стабильная морфологическая единица. Результаты исследований свидетельствуют о том, что клетки волосяного зародыша происходят из стволовых клеток «выпуклости», а потомство клеток, покинувших «выпуклость» способно выживать до следующего цикла, пополняя клетки волосяного зародыша. При этом популяция клеток волосяного зародыша морфологически и биологически отличается от клеток «выпуклости».

Как и клетки «выпуклости» они находятся в покое в течение большей части фазы телогена цикла развития волоса. Вместе с тем к концу телогена волосяной зародыш активируется, и присутствующие в нем клетки обеспечивают поддержку первых этапов очередного цикла развития волоса. Особенностью клеток волосяного зародыша является приобретаемая способность быстрее реагировать на стимулирующие сигналы дермального сосочка.

Способность клеток волосяного зародыша формировать большие колонии in vitro, обладающие небольшим потенциалом пассирования, отчетливо отличает клетки волосяного зародыша от клеток матрикса, которые в подобных условиях формируют или не формируют единичные колонии.

В то же время эти же самые свойства клеток волосяного зародыша быстро формировать большие колонии, но затем лишаться данного потенциала после относительно небольшого количества пассажей в сочетании с их повышенной транскрипционной динамикой свидетельствуют о том, что клетки волосяного зародыша, возможно, обладают способностью инициировать взрыв клеточной пролиферации, необходимой для начала регенерации волосяного фолликула.

Учитывая последующую активность клеток «выпуклости», можно предположить, что стволовые клетки «выпуклости» используются более экономно, чтобы распространиться по НКВ и обеспечить поддержку пула клеток матрикса, которые после нескольких циклов пролиферации дифференцируются в разные клеточные структуры волосяного фолликула. По мнению ряда авторов, это объясняет способность клеток «выпуклости» проходить медленные циклы развития в фазу анагена.

Таким образом, основной функцией клеток волосяного зародыша является поддержка начальных стадий регенерации волосяного фолликула. Это согласуется с моделью, согласно которой клетки волосяного зародыша возбуждаются под действием сигналов дермального сосочка и первыми реагируют на них.

В отличие от этого «выпуклость» выполняет функцию поддержания фазы анагена и заключает длительно используемые стволовые клетки. Можно сказать, что клетки волосяного зародыша поддерживают начальные этапы регенерации волоса, в то время как клетки «выпуклости» обеспечивают поддержание всего процесса.

Стволовые клетки волосяного фолликула и их ниши. Клональный анализ in vitro показал, что клетки с высоким клоногенным потенциалом содержатся фактически не в зоне «выпуклости», а в более нижней части фолликула под этой зоной. Кроме того, радиационные и диссекционные исследования показали, что клетки, находящиеся выше зоны луковицы волосяного фолликула, имеют высокий регенеративный потенциал и что обе – верхняя и более нижняя часть человеческого волосяного фолликула в состоянии трансдифференцировать и восстанавливать эпидермис.

В зависимости от выбранного критерия стволовые клетки человеческого фолликула могут быть расположены в так называемой области «выпуклости», или в более низкой части волосяного фолликула, или в обоих.

Поиск маркеров стволовых клеток позволял идентифицировать на роль потенциальных кандидатов такие белки, как базонуклин, коннексин-43, Е-кадерин и b-катенин, высокоэкспрессированный b1-интегрин, цитокератин-19 (К19) и а6-интегрин. В итоге клетки с высокой экспрессией b1-интегрина и К19 были предложены как предполагаемые ориентиры стволовых клеток волосяного фолликула.

Положительные К19 клетки всегда демонстрируют высокий уровень ко-экспрессии b1-интегрина, поэтому поиск распределения стволовых клеток волосяного фолликула может быть ограничен изучением распределения во всех циклах роста волоса кератина 19 – второго предполагаемого маркера стволовых клеток волосяного фолликула. Следует уточнить, что в целом популяция кератин 19+ клеток гетерогенна.

Среди К19+ — клеток встречаются очень мелкие клетки, по размерам соответствующие стволовым, и крупные, которые могут соответствовать дифференцированыым клеткам. Исследования в культуре показывают увеличение доли К19+ — клеток. В процессе культурирования происходит дополнительная индукция синтеза кератина 19 в клетках, где ранее этот белок не экспрессировался.

В ходе изучения экспрессии К19 в терминальном анагеновом фолликуле оказалось, что выявление этих клеток ограничена двумя областями – нижним и верхним НВК. Ряд авторов продемонстрировали повышенную экспрессию b1-интегрина в нижней и верхней части фолликула и наименее выраженную – в средней части, что предполагало гетерогенность распределения компартментов стволовых клеток в волосяном фолликуле.

Эти две области несимметрично распространены по всей окружности НВК. Во время катагеновой фазы область нижнего НВК, положительная в отношении К19, движется вверх вместе с клубочком волоса и соединяется во время фазы телогена с К19-положительной частью из верхней области НВК. Эти две области вновь индивидуализируются в начале следующего анагена.

Таким образом, можно сказать, что стволовые клетки волосяного фолликула существуют в двух нишах. Термин «ниша» впервые был предложен в 1978 году для микроокружения стволовых клеток, необходимого для их жизнедеятельности и координации с нуждами организма. Ниша обеспечивает координацию между разными популяциями клеток, регулируя их ориентацию и местоположение в тканевом компартменте, а следовательно, регулирует морфогенез и функции тканей.

В основе функционирования ниши лежат многие взаимосвязанные механизмы: межклеточные взаимодействия между стволовыми клетками, а также стволовыми клетками и соседними дифференцированными клетками, взаимодействия между стволовыми клетками и компонентами внеклеточного матрикса, регуляция уровня кислорода (наличие или отсутствие гипоксии), факторы роста и цитокины, физико-химическое состояние окружающей среды (рН, концентрация ионов кальция) и др.

Ниши стволовых клеток формируются в процессе онтогенеза. Размер ниши позволяет поддерживать определенное число стволовых клеток. Избыточные стволовые клетки дифференцируются при наличии определенного сигнала или подвергаются апоптозу, если его не получают. Таким способом ниши обеспечивают регуляцию цикла стволовых клеток в организме и защищает его от избыточной пролиферации стволовых клеток.

Несмотря на то, что результаты функциональных иммуногистохимических исследований свидетельствуют о существововании в человеческих волосяных фолликулах по крайней мере двух пулов плюрипотентных клеток, верхняя и нижняя ниши, содержащие К19+ — клетка не идентичны. Они экспрессируют разные маркеры и демонстрируют разный состав окружающей соединительнотканной оболочки. Верхний резервуар выделяет высокие уровни кератина, К15 и бета1-интегрина (CD29) и в большей степени состоит из Ki-67-клеток (непролиферативных), в то время как нижний резервуар, также содержащий К15 и CD29, выделяет CD-3u-мембранных белок, опосредующий связывание стволовых клеток с внеклеточным матриксом, а также охватывает некоторые К67+-клетки.

К19 считается геном, индуцируемым гипоксией, которая является характеристикой нескольких ниш стволовых клеток, одним из важных условий для поддержания и функционирования разных их типов. Гипоксия сохраняет способность колониеобразующих клеток образовывать колонии во вторичных культурах независимо от присутствия факторов роста.

Например, гемопоэтическим клеткам ниша определяет нормальный темп самообновления и выхода в дифференцировку путем поддержания низких уровней внутриклеточного содержания активных форм кислорода посредством регулирования NADPH-оксидазы. Это способствует сохранению стволовых клеток в спокойном состоянии с необходимой скоростью самовоспроизведения. Гипоксия является непременным и важнейшим атрибутом костномозговых ниш гемопоэтических стволовых клеток. Для нижней ниши стволовых клеток фолликулов человеческого волоса также характерна гипоксическая среда.

Ключевым оператором в передаче клеточных сигналов гипоксии является транскрипционный фактор HIF (hypoxia-inducible factor) – HIF-1 и его более клеточно-специфичная изоформа HIF-2. Фактор гипоксии HIF имеет дуалистические свойства, воздействуя более чем на 60 целевых генов, вовлеченных в метаболизм, ангиогенез, гликолиз.

Экспрессия HIF-альфа и уровень этого белка зависит от концентрации и парциального давления кислорода в крови. Повышение активности HIF-альфа наблюдается в состоянии гипоксии. Ген HIF-альфа активируется в физиологически важных местах регуляции кислородных путей, обеспечивая быстрые и адекватные ответы на гипоксический стресс, включая гены, регулирующие процесс ангиогенеза, вазомоторный контроль, энергетический метаболизм, эритропоэз и апоптоз.

В исследованиях последних лет показано, что гипоксия способствует сохранению мезенхимальными стволовыми клетками их недифференцированного фенотипа, а также положительно влияет на их способность к формированию колоний, пролиферации и миграции/мобилизации. При сниженном напряжении кислорода облегчает сигнальную трансдукцию, способствуя самообновления и торможению дифференцитровки стволовых клеток, или апоптозу.

Периодические гипоксические тренировки ведут к накоплению в тканях большого количества гемопоэтических стволовых, что может увеличивать общий регенеративный потенциал, который обеспечивается гемопоэтических стволовых клеток к трансдифференцировке, пластичности и межклеточному взаимодействию.

В присутствии кислорода HIF-альфа разрушается путем гидроксилирования, медиатором реакции выступает пролил-4-гидроксилаза, то есть деградация HIF-альфа свидетельствует об условиях нормоксии — нормального содержания кислорода, что нарушает условие существования определенных пулов стволовых клеток и влияет на функциональную активность органа в целом.

Гипоксия – важный аспект функционирования ниши стволовых клеток волосяного фолликула. Предполагают, что увеличение числа неактивных волосяных фолликулов при поредении волос связано с меньшим количеством контактов между популяциями стволовых клеток-предшественников. Выявлена связь между алопецией на коже головы и сокращением популяции прогениторных клеток нижнего резервуара, идентифицируемым по экспрессии CD34 – особого маркера стволовых клеток нижнего резервуара фолликула. Фаза покоя становится дольше, что приводит к увеличению «спящих» фолликулов.

Появление «спящих» волосяных фолликулов снижает густоту волос (число видимых волос на квадратный сантиметр) и потеря волос становится очевидной.

С целью характеристики распределения стволовых клеток в волосяном фолликуле человека в течение цикла роста волос была исследована экспрессия к-19 – маркера для предполагаемого эпителиального компартмента, содержащего стволовые клетки. Обнаружено, что анагеновые волосяные фолликулы человека содержат два разных резервуара стволовых клеток в верхней и нижней трети фолликула. Оба резервуара соединяются во время катаген/телогеновой фазы и индивидуализации вновь во время нового анагена.

Учитывая особенность распределения клеток, экспрессируещих К-19, этот маркер может быть использован для оценки защитного воздействия активного компонента препарата ТРИХОРОСТ (диэтилпиридон-2,4-дикарбоксилата) на популяцию стволовых клеток волосяного фолликула, поскольку присутствия маркера К-19 позволяет измерить это воздействие in vitro.

Проведенные исследованные основывались на сравнительном анализе сохранения двух групп фолликулов – контрольной и с воздействием активного компонента (диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилата). Гипоксия является характеристикой нескольких ниш стволовых клеток. Насколько данный факт важен для функционирования ниши стволовых клеток и клеток-предшественников в волосяном фолликуле?

С этой целью в человеческом анагеновом волосяном фолликуле были проанализированы: экспрессия и локализация нескольких протеинов, индуцируемых в гипоксической среде. Также проведены исследования in vitro, целью которых являлось изучение степени влияния гипоксии на популяцию регенеративных эпителиальных клеток, взятых из человеческого волосяного фолликула, и анализ гипоксии-подобного влияния мощного химического ингибитора деградации HIF-альфа как на фолликулы, так и на изолированные клеточные популяции.

Результаты исследований по изучению влияния гипоксии на рост волос in vitro и ex vivo.

В волосяном фолликуле человека проанализирована экспрессия двух индуцируемых гипоксической средой протеинов-карбоангидразы IX (CAIX) и переносчика глюкозы 1 (GLUT1).

Оба протеина предпочтительно выделялись базальным слоем НВК в нижнем отделе анагеновых фолликулов. Субпопуляция клеток CA IX+ казалась позитивной в отношении К19 и СД34, являющихся протеиновыми маркерами стволовых клеток и клеток-предшественников нижнего резервуара стволовых клеток человеческих фолликулов. Эти наблюдения позволили сделать вывод: в верхнем и нижнем резервуарах стволовых клеток микросфера существенно различается, и гипоксическая среда характерна только для нижнего резервуара.

Для того, чтобы лучше понять влияние гипоксической среды на популяции стволовых клеток и клеток-предшественников, находящихся в НВК, а также в более глобальном смысле – на регенерацию волоса проведено несколько анализов ex vitro. Культуры клеток волос, а также первичные клетки из НВК культивировали в условиях гипоксии (3% О2) и нормоксии (21% О2). Одновременно был протестирован диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат, мощный трансмембранный ингибитор пролил-4-гидроксилазы (Р4Н) на наличие гипоксии-подобного эффекта.

Медиатором гипоксического сигнала являлся индуцируемый гипоксией транскрипционный фактор HIF-1, состоящий из альфа и бета-гетеродимеров. Регуляция альфа-субъединицы является кислород-зависимым процессом и происходит через медиацию Р4Н-гидроксилирования, которая в свою очередь медиирует протеосомальную деградацию.

Для выявления молекулы, способной оказать замедляющее действие на пролингидроксилазу, ученые исследовали и протестировали более 100 молекул, которые предположительно могли оказывать подобное воздействие. Долгие поиски показали, что диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат является самой эффективной молекулой для замедления активности пролингидроксилазы. Поскольку диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат является сложным диэфиром, молекулы этого типа могут оптимально действовать внутри клетки.

Ожидалось, что диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат должен стабилизировать экспрессию HIF-альфа даже в присутствии кислорода за счет ингибирования пролил-4-гидроксилазы.

Эксперименты с применением вестерн-блоттинга проведены на клеточных культурах, которые выдерживали в условиях гипоксии (3% О2), с кислородом (21% О2), а также с 300 мл диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилата и без него в течение 24, 48 и 72 часов. Повышение протеинового уровня HIF-альфа наблюдалось через 24 и 48 часов в культурах, инкубированных в гипоксической среде, а также через 48 и 72 часа в культурах, содержащих диэтипиридин-2,4-дикарбоксилат. Таким образом, экспериментальные данные подтвердили, что диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат стабилизирует протеиновый уровень HIF-альфа в такой же степени, как и гипоксия.

Для того, чтобы оценить влияние стабилизации HIF-альфа на транскрипцию генов, проведен транскрипционный анализ уровня экспрессии 11 генов в волосяном фолликуле, потенциально регулируемых гипоксией. Анализ на фолликулах, культивированных ex vivo, проведен при гипоксии и нормоксии, в присутствии и без диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилата. В ходе анализа, проведенного в двух промежутках времени, выяснилось, что гипоксия усиливает экспрессию и генов (SLC2A1, CA9, EGLN3 и DNIP3) и снижает экспрессию двух генов (COX4i1 и FGFBP1).

Также установлено, что экспрессия генов FGF2, EPO, HIF-альфа снижается через 24 часа культивации в условиях гипоксии. Обработка диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилатом не модифицировала профиль экспрессии генов так, как это происходило в гипоксической среде, но гены, экспрессия которых усиливалась диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилатом, вырабатывались также в большой степени и при гипоксии, в то время как гены, экспрессия которых усиливалась диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилатом, вырабатывались также в большей степени и при гипоксии, в то время как гены, экспрессия которых в присутствии диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилата снижалась, аналогично реагировали при культивации в условиях гипоксии.

Для того, чтобы более детально исследовать влияние гипоксии на функции стволовых клеток и клеток-предшественников, проведен тест на колониеобразующую эффективность клеток (CFE-тест), взятых из НВК. Считается, что сильный клоногенный потенциал является характеристикой стволовых клеток и клеток ранних предшественников, в то время как дифференцированные кератиноциты теряют клонообразующий потенциал.

Клеточные клоны, полученные при культивировании в гипоксической среде или при нормоксии, но в присутствии диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилата, имели более низкую плотность клеток и меньшую дифференциацию по краям колоний, чем колонии, культивированные в условиях нормоксии. Это позволило сделать вывод о том, что состояние гипоксии поддерживает жизнедеятельность и усиливает автоматическое обновление стволовых клеток волосяного фолликула.

Таким образом, результаты проведенных in vitro тестов свидетельствуют о том, что гипоксия может являться важным регулятором регенеративной способности стволовых клеток и клеток-предшественников, и, возможно, присутствует в человеческом волосяном фолликуле. Молекулы, которые имитируют сигналы гипоксии, такие как диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат, могут быть применены для поддержания роста волос и нормализации циклов в волосяном фолликуле.

Таким образом, диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат – молекула с биомиметическим эффектом – новый подход к возобновлению регенерации волос. В человеческом волосяном фолликуле находятся два отдела эпителиальных стволовых клеток, обладающих определенным количеством общих биологических маркеров, включая экспрессию К19, но которые могут различаться в области дифференциальной экспрессии некоторых протеинов, а также ниш и микроокружения.

Результаты научных исследований свидетельствуют о том, что нижний резервуар клеток К19+/CD34+ частично находятся в условиях гипоксии. Это заключение является интересным, учитывая тот факт, что на лысом скальпе клеток CD34hi меньше, из чего следует вывод: нижний резервуар вовлечен в процесс контроля цикла роста волос, в частности, в процесс возобновления их роста.

Результаты продолжительного наблюдения, проведенного среди взрослых, продемонстрировали, что средняя продолжительность анагена в волосяном фолликуле скальпа с возрастом сокращается. Телоген остается постоянным в течение 3-х месяцев, в то время как возвращение к анагену отсрочивается.

Это период между выпадением волоса и началом следующего анагена назвали «скрытой фазой» или кеногеном. Сокращение продолжительности анагена и продление кеногена происходит в большей степени у мужчин и у женщин с андрогенетическим облысением. Вполне вероятно, что аналогичные возрастные изменения в цикле роста волос также встречаются и у женщин. Эти два изменения в цикличности роста волос с возрастом – сокращение продолжительности анагена и продление кеногена – приводят к потере плотности и объема волос.

Доступные лекарственные средства против выпадения волос действуют, сокращая кеноген и продлевая анаген в волосах большого диаметра, не изменяя полностью миниатюризацию. Этот эффект характерен для финастерида и, ввиду скорости ответа лечения, для миноксидила. Диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилат – первая молекула с биомиметическим эффектом, восстанавливает рост волос путем имитации условий, поддерживающих клоногенную способность стволовых клеток волосяного фолликула.

Проведенные in vitro тесты колониеобразующей эффективности показывают, что гипоксия является важным регулятором регенеративной способности стволовых клеток и клеток-предшественников и присутствует в человеческом волосяном фолликуле. Использование молекулы с биомиметическим эффектом демонстрирует абсолютно новый подход к восстановлению регенеративного потенциала волос и позволяет оптимизировать лечение длительно существующего облысения.

Специфическое влияние диэтилпиридин-2,4-дикарбоксилата направлено на ингибирование фермента пролил-4-гидроксилазы, действие которого ограничено зоной экспрессии HIF-альфа, что обусловливает влияние средства исключительно на область нижнего резервуара стволовых клеток волосяного фолликула с гипоксической средой.

Пептиды для роста волос. Входящие в состав капсул препарата ТРИХОРОСТ пептиды воздействуют на кожу головы и корни волос для доставки питательных веществ к волосяным фолликулам и улучшают природный рост волос, увеличивают густоту, силу и блеск.

Пептиды активизируют кровоснабжение волосяных фолликулов, укрепляют волосяную луковицу, стимулируют обменные процессы в дерме, увеличивают активность стволовых клеток кожи, что способствует восстановлению роста волос.

Пептиды препарата ТРИХОРОСТ обладают противовоспалительным, антимикробным, противогрибковым действием, стимулируют синтез полезных веществ в волосяном фолликуле.

Пептиды капсул препарата ТРИХОРОСТ:

— рекомбинантный ангиогенин – естественный стимулятор роста капилляров, который позволяет в короткие сроки восстанавливать эффективность работы фибробластов путем улучшения кровоснабжения и питания соединительной ткани, ускоряя естественный процесс обновления клеток;

— биоканин А – эффективный ингибитор активности 5-альфа-редуктазы (типа I и II), которая регулирует превращение тестостерона в дигидротестостерон при андрогенной алопеции;

— тетрапептид-3 стимулирует процессы роста волос путем прямого влияния на волосяные фолликулы, стимулирует собственные защитные белки кожи- дефенсины 2 и 3, повышая сопротивляемость кожи к микробиологической инвазии и ее защитную функцию;

— трипептид меди восстанавливает функции поврежденных фибробластов, запускает и поддерживает синтез протеогликанов и гликозамингликанов, стимулирует внутрикожное восстановление, обеспечивает рассасывание и реорганизацию рубцевой ткани, заполняющей фолликулы, обладает антиоксидантным действием, снижает воспалительный потенциал и травматичность внешних стрессовых воздействий, стимулирует рост волос, обладает заживляющим и антиоксидантным эффектом.

Цинк (пиколинат). В нашем современном ритме жизни иногда люди испытывают хрониостресс, недостаток сна, увлекаются несбалансированными диетами, подвергаются воздействию негативных факторов окружающей среды, очень часто диагностируются дефициты различных макро- и микроэлементов. Цинк – важнейший минерал, дефицит которого вызывает выпадение волос.

Это микроэлемент обеспечивает активность более чем 200 ферментных систем и поэтому влияет на очень многие функции человеческого организма: работу иммунной системы, щитовидной, поджелудочной железы, здоровье кишечника, функцию зрения и пр. Невозможно переоценить значение цинка для здоровья волос. Цинк является строительным материалом, именно ему наши волосы обязаны блеском и густотой.

Цинк отвечает за регуляцию деления клеток волосяного фолликула, работу сальных желез, обеспечивает регенерацию кожи, стимулирует синтез кератина – основного белка стержня волос, оказывает противовоспалительное, антиоксидантное действие. Наряду с другими элементами (медь, селен, железо, кальций и пр.) он влияет на толщину, эластичность и скорость роста волос. При развитии дефицита цинка изменения в состоянии волос могут послужить и индикатором неблагополучия организма.

Начинает беспокоить избыточная потеря волос, медленный рост в длину, ухудшение качества волос (сухость стержней сечения, ломкость), склонность к гнойничковым высыпаниям на коже волосистой части головы. Также недостаток цинка может провоцировать раннее поседение волос.

Есть немного научных публикаций и статей, в которых прослеживается взаимосвязь между дефицитом цинка и развитием или обострением таких заболеваний как очаговая, диффузная и андрогенная алопеция. Вместе с витаминами группы В, в частности, с витамином В6, цинк способствует снижению продукции дигидротестостерона, играющего ключевую роль в развитии андрогенетической алопеции. Организм человека не может запасать цинк впрок, поэтому при его недостаточном поступлении с пищей может достаточно быстро сформироваться дефицит этого микроэлемента.

Что касается препаратов для приема внутрь, то наибольшей усвояемостью обладают соединения цинка с аминокислотами, так называемые хелатные формы. Рекордсмен среди них – пиколинат цинка – соединение цинка с пиколиновой кислотой, усваивается на 90%. Цинк является наиважнейшим микроэлементом «красоты», который прежде всего влияет на состояние кожи, ногтей и волос.

Селен – полезный микроэлемент, который укрепляет волосы и препятствует их выпадению. При нехватке этого элемента волосы становятся сухими и тусклыми. От концентрации этого микроэлемента зависит также скорость их роста. Дефицит этого антиоксиданта может стать причиной алопеции.

Одним из главных лидеров среди микроэлементов, недостаток которых может сказаться на состоянии волос, является железо. При нехватке этого элемента волосы секутся, становятся сухими, теряют блеск и выпадают. Железодефицит в большинстве случаев наблюдается именно у женщин, ведь женщина теряет железо ежемесячно во время менструации, расходуется железо во время беременности и родов, а бесконтрольные диеты и распространенное сейчас вегетарианство способны стать причиной анемии – снижения гемоглобина в крови.

Стоит отметить, что диагностировать железодефицитную анемию, и особенно скрытый железодефицит, не всегда легко – его симптомы не слишком специфичны, зачастую проверить уровень железа в организме заставляет именно выпадение волос.

Другой микроэлемент, влияющий на здоровье волос – медь. Медь необходима для усвоения железа. Недостаток меди может косвенно способствовать диффузному выпадению волос за счет снижения всасывания железа. Недостаток этого микроэлемента в рационе питания может также непосредственно влиять и на качество волос. Волосяное волокно становится более тонким и ломким, укорачивается и стадия роста волоса.

Красота и здоровье волос во многом зависит от кальция. Минерал влияет на функционирование волосяного фолликула. А здоровые корни – один из решающих факторов нормального роста волос. Будучи структурным элементом (содержится в стержне), кальций влияет на состояние волос: при его нехватке отмечаются выпадения волос, ухудшения их состояния.

Хром для волос может быть мощным средством. Если вы заметили беспорядочное выпадение волос, это может быть связано с дефицитом йода. Достаточное потребление йода в вашем рационе может помочь предотвратить выпадение волос и стимулировать их рост.

Йод — это питательный микроэлемент, который играет важную роль не только в росте ваших волос, но и в росте и развитии всех органов и тканей вашего тела. Этот важный минерал помогает в выработке и регулировании гормонов щитовидной железы. Если ваш организм не получает достаточного количества йода, ваша щитовидная железа не может вырабатывать гормоны щитовидной железы, что приводит к сокращению волосяных фолликулов. Недостаток йода приводит к сухости и ломкости волос, их истончению и выпадению.

Функционирование щитовидной железы оказывает значительное влияние на ваши волосы. Это потому, что щитовидная железа использует йод для выработки гормонов, таких как тироксин и трийодтиронин, которые определяют скорость роста ваших волос. Поэтому любое нарушение работы щитовидной железы, вызванное дефицитом йода, может привести к сухим и грубым волосам. Это одна из самых распространенных причин выпадения волос у женщин.

Низкий уровень гормонов щитовидной железы может привести к потере волос. Это состояние связано с telogen effluvium, расстройством выпадения волос, которое приводит к непостоянному диффузному выпадению волос, но это состояние также связано с выпадением волос по женскому типу или женской андрогенной алопецией. Также йод может бороться с любыми инфекциями, которые могут развиваться вокруг волосяных фолликулов и вызывать выпадение волос.

Йод борется с различными проблемами волос, такими как ломкость волос и выпадение волос. Кроме того, экспериментальные данные свидетельствуют о том, что йод помогает бороться с преждевременным поседением и укрепляет волосы от корней, делая их густыми.

Недостаток марганца может быть одной из причин облысения и выпадения волос. Марганец способствует восстановлению волос.

Силатраны – являются кремнеорганическими стимуляторами синтеза протеинов и нуклеиновых кислот. Регулируют функцию сальных желез, улучшают местное кровообращение. Кремний участвует в восстановлении клеток, регулирует питание кожи головы и восстанавливает водно-липидный баланс. Кремний активирует спящие фолликулы и способствует активному росту новых волос.

Действие кремния проявляется в приостановлении интенсивного выпадения волос, улучшении питания луковицы, восстановлении структуры волос и стимуляции их роста. В результате действия кремния появляется блеск волос, шелковистость, увеличивается объем, прекращается образование перхоти. Применяется для лечения гнездного, тотального и себорейного облысения. Кремний восстанавливает истонченные и «безжизненные» волосы.

Нашим волосам жизненно необходимы витамины группы В, так как они отвечают за их активный рост. Дефицит этих витаминов может привести к облысению.

Витамин В1 (тиамин) – его называют витамином «бодрости духа». Он не только защищает наш организм от болезней и стресса, но и приводит в норму работу сальных желез кожи головы, полезен при плохом росте волос и себорее.

Витамин В2 (рибофлавин) – активизирует кровообращение и предотвращает выпадение волос. При недостатке этого витамина кончики волос становятся сухими, а корни – жирными.

Витамин В3 (ниацин) – этот витамин способствует нормализации увлажнения кожи головы и корнец волос, также применяется при выпадении волос.

Витамин В6 (пиридоксин) – используется в качестве профилактики перхоти, предупреждает появление зуда и сухости волос. При недостатке витамина В6 волосы становятся тусклыми и выпадают.

Витамин В8 – очень важен для структуры волос и их роста, предохраняет от седины, помогает при облысении.

Витамин В12 (цианкобаламин) – он не только восстанавливает структуру волос, но также положительно воздействует на организм в целом. В12 улучшает память, снижает раздражительность, укрепляет иммунитет.

Витамин Е оказывает заметное влияние на состояние шевелюры. Польза витамина Е для волос огромна:

— токоферол «разгоняет» кровообращение в клетках кожи, что ускоряет доставку питательных элементов к волосяным фолликулам и благотворно сказывается на росте волос;

— витамин предупреждает разрушение волосяных стволов, уберегая их от УФ излучения;

— обеспечивает глубокое увлажнение и питание волос, помогает решить проблему секущихся кончиков и ранней седины;

— применение витамина Е для волос способствует удержанию оптимального количества влаги в клетках, активизирует выработку кератина. Как результат, локоны становятся шелковистыми, сильными, эластичными, более послушными;

— оказывает выраженное противовоспалительное действие на кожу головы.

Бета-ситостерол – это стерол растительного происхождения. Бета-ситостерол используется при выпадении волос, благодаря тому, что он является природным ингибитором дигидротестостерона. Это натуральный и безопасный препарат.

Было продемонстрировано, что у 60% опрошенных, принимавших бета-ситостерол, отмечался усиленный рост волос на лысеющих участках головы. Продолжительность этого исследования составляла 12 месяцев, при этом некоторые испытуемые отмечали улучшение после 4-х месяцев использования.

Считается, что бетаситостерол предотвращает выпадение волос и вызывает их рост, подавляя выработку андрогенов, таких как дигидротестостерон. Этот фермент отвечает за превращение тестостерона в дигидротестостерон. Большинство пользователей, которые сообщили о положительном результате, отмечают, что он появляется всего через несколько недель после начала применения препарата.

Как правило, большинство людей видят положительные результаты после 5-6 месяцев применения бета-ситостерола. Многие пользователи, которые сообщили о впечатляющих положительных результатах, принимали бета-ситостерол вместе с СО-пальметто. Эти два естественных растительных препарата работают вместе для борьбы с выпадением волос. Возможно, лучшее, что можно сказать об этих натуральных продуктах для лечения выпадения волос, это то, что они не имеют негативных побочных эффектов, связанных с фармацевтически полученными альтернативами.

СО-пальметто – экстракт карликовой пальмы. Активные компоненты ягод СО-пальметто способствуют снижению синтеза и активности дигидротестостерона.

Действие СО-пальметто основывается на подавлении активности 5-альфа-редуктазы 2 типа в волосяных фолликулах, снижении уровня дигидротестостерона в сыворотке крови и в волосяных фолликулах волосистой части головы при сохранении уровня гормонов. Максимальный эффект роста волос достигается через 1-2 года. В клинических испытаниях СО-пальметто по сравнению с плацебо привел к росту волос в лобно-теменной области.

Про-кератин – инновационный комплекс с микроскопическим размером молекул кератина, легко проникающего в глубину кутикулярного слоя волоса.

Кератин составляет основу строения клеток волос, ногтей и кожи человека, поэтому главная его функция – структурная. Крепкие, эластичные волосы без повреждений – его заслуга. Про-кератин – это водорастворимый предшественник кератина.

Индол-3-карбинол – негормональное средство, к которому чувствительны волосяные фолликулы. Влияет на регуляцию роста волос и вызывает улучшение роста волос. Рецепторы индол-3-карбинола присутствуют в волосяных фолликулах человека. Индол-3-карбинол эффективен для лечения алопеции у женщин и мужчин. Индол-3-карбинол достоверно ингибирует 5-альфа-редуктазу и синтез дигидротестостерона у мужчин и женщин.

L-лизин – незаменимая аминокислота, которая не может быть синтезирована организмом. Ученые доказали, что применение лизина способно остановить выпадение волос.

Пролин — предотвращает потерю волос, способствует росту новых волос, поддерживает силу и упругость волос.

От аргинина зависит здоровье и состояние кожи, ногтей и волос.

Цитруллин – это аминокислота, также необходимая для нормального роста волос.

Сегодня биотин стал одной из самых популярных добавок для роста волос. Биотин поддерживает здоровье и нормальный рост волос, а также предотвращает их ломкость и спасает от выпадения.

Биотин – это водорастворимое органическое вещество, также известное как витамин Н. Он считается эффективным средством против выпадения и ломкости волос.

Биотин хорошо влияет на любые обменные процессы, на клетки, которые сильно делятся. Это естественный стимулятор, поэтому он хорош и для волос, потому что ускоряет их рост. Врачи назначают его, когда волосы выпадают.

Биотин улучшает метаболические процессы. Он является своеобразной энергетической составляющей для деления клеток. А клетки волосяного фолликула делятся каждые три часа.

Дефицит биотина можно привести к выпадению волос, снижению иммунитета кожи и дерматозу. При нехватке биотина волосы становятся короче, медленнее растут, и, соответственно, сложно отрастить привычную длину.

Биотин также важен для регулирования сальности волосистой части головы, поэтому его недостаток способен привести к себорее, которая проявляется утолщением рогового слоя, жирным блеском и шелушением кожи.

Пантенол — входит в число жизненно необходимых веществ. Он стимулирует рост новых волос и побуждает волосы, только начавшие расти, к интенсивному развитию. Замедляет выпадение волос.

Еще одно полезное свойство пантенола – способность задерживать влагу. За счет этого удается избежать обезвоживания волос и кожи головы, а также предупредить образование перхоти. Если локоны получают достаточно влаги, они становятся более эластичными, а значит, не рвутся во время расчесывания, и более крепкими, а значит, не секутся и не ломаются. Задерживая влагу, пантенол также способствует появлению здорового блеска, естественной пышности, гладкости и шелковистости волос.

Кроме того, пантенол участвует в процессе снабжения волос питательными веществами. Он помогает транспортировать белки, углеводы и жиры, а также запускает обменные процессы. Перечисленные свойства позволяют пантенолу играть важную роль в питании волос и их здоровье.

Гиалуроновая кислота укрепляет волосяные фолликулы и стимулирует рост волос.

Таким образом, препарат ТРИХОРОСТ ( капсулы ) является эффективным комплексным препаратом лечения всех видов облысения у мужчин и женщин.

Форма выпуска: 30 капсул по 400 мг.

Способ применения: по 1 капсуле 1 раз в день во время еды, запивая водой. Курс – 1 месяц.

Ограничения: индивидуальная непереносимость компонентов, беременность, кормление грудью.

* Вся продукция представлена в нашем интернет-магазине на выгодных условиях от производителя!

Доставка  заказа общей суммой не менее 4800  рублей  за счет производителя.

Регистрация дает возможность пользоваться личным кабинетом и совершать покупки по оптовой цене.

*РЕГИСТРАЦИЯ бесплатная и простая  в компанию Петра Солдатенкова Сово-Сова

 АКЦИИ и ПОДАРКИ от производителей продукции для парнеров компании 

Цена для партнеров 1200 рублей

Понравилась информация? Просим поделиться ею со своими знакомыми и друзьями в соц.сетях!


1200 руб.